Андре Андерсен: Я тоже стану очень популярным в России - статьи

Андре Андерсен: «Я тоже стану очень популярным в России».
Немногие рок-группы, работающие в жанре хард-н-хэви и взошедшие на мировую рок-сцену в начале-середине 90-х годов способны похвастать тем, что авторские наработки собственного стиля превратили их имена в синоним исполняемой ими музыки, а самих инструменталистов группы – в пример для подражания. Тем более отрадно, что одно из высших мест в этом списке занимает датская интернациональная группа «Royal Hunt» – состав, созданный нашим бывшим соотечественником, клавишником, композитором, мультиинструменталистом и продюсером Андре Андерсеном (Andre Andersen, 16.XII.1961, Москва). Не будет преувеличением сказать, что на сегодняшний момент «Royal Hunt» – самый удачный рок-проект, созданный выходцем из России: суммарный тираж звуковых и видеоносителей с записями как «Royal Hunt», так и сольных работ Андрея на сегодняшний день перевалил в мировом масштабе за 2 млн. экземпляров.
В апреле российский лейбл CD-Maximum выпускает новую пластинку датских музыкантов «Collision Course - Paradox II» а также полный бэк-каталог «Royal Hunt». А уже в мае, в рамках европейского турне, Андрей вернется в родные места, пусть и ненадолго. В России запланирована серия концертов, которые охватят не только Санкт-Петербург и Москву, но и такие города как Краснодар и Екатеринбург. «Collision Course - Paradox II» является продолжением работы «Paradox» (1997г), незадолго до начала проекта из группы ушел Джон Вэст - вокалист, с которым «Royal Hunt» работали 10 лет. На официальном сайте группы, был объявлен кастинг, но до самого последнего момента имя нового голоса «Royal Hunt» держалось в тайне. Обо всем, что было связано с выходом новой пластинки, о том, чем Андре привлек Марк Боалз, и о многом другом мы поговорили с Андре Андерсеном.
Это наш крест. Мы его с гордостью несем
КОРР.: Здравствуйте, Андре. В первую очередь мы бы хотели поговорить о вашем новом альбоме. Однако первый вопрос будет не об этом, а о Вашем предстоящем туре. У Вас на сайте появилось объявление о том, что вы ищете барабанщика. Состоится ли Ваш тур по России? Мы заметили некую нехорошую статистику: на каждый проведенный концерт в Москве, следующий концерт отменялся.
- На этот раз не собираемся мы отменять концерты. По крайней мере, в Москве наши концерты не отменялись уже давно. В последний раз такая история была году в 2005, по-моему.
КОРР.: Да, но у вас и был перерыв между 2002 и 2007, тогда у вас и отменился концерт.
- Да. Мы сыграли вместо этого в Петербурге. Дело в том, что там произошла совершенно банальная история. Того концерта в Москве и не должно было быть. Тот, кто занимался этим начал звонить об этом концерте вообще уже за несколько месяцев, а ничего договорено на самом деле не было. Мы должны были играть в ДК Горбунова, но ничего определенного договорено не было. Так что это не мы виноваты.
КОРР.: Понятно. Но вам вообще «везет», по-моему, с организаторами туров.
- Это да. Это наш крест. Мы его с гордостью несем. В последний раз, когда мы прилетали, проблем не было. Таможня вся проскочила в минут 45, час максимум, прошло все очень хорошо. Сейчас наши концерты в России делают более профессиональные ребята. В Петербурге нами «Еврошоу» занимается, в Москве стали сейчас «Alive Concerts».
Я стал искать причины межрелигиозных конфликтов
КОРР.: Скажите, пожалуйста, а когда у вас появилась вообще идея продолжить «Paradox»?
- А у меня ее не было никогда. Дело в том, что продолжить «Paradox» меня просили со всех сторон еще с 1997 года.
КОРР.: То есть, это по заявкам слушателей?
- Да, и слушателей, и компании, и менеджеров, меня все дергали. Но у меня вторая пластинка не получалась. Все идеи воплотились в первом «Paradox». И ничего не планировалось абсолютно. Я просто начал писать песню для новой пластинки. И заметил, что первая пара вещей, которые у меня были, еще как бы не закончены, и у них была атмосфера, которая мне очень напоминала «Paradox». Стал получался такой немножко меланхоличный и широкий звук. Я сначала не обращал на это внимания, а потом чем больше вещей у меня появлялось, тем больше и больше они отдавали «Paradox». Ну и тогда я не стал с этим сражаться, что получается, то и получается.
КОРР.: Понятно, а в концептуальном плане? В плане текстов, в плане идеи?
- А это уже, как говорится, дописывалось потом. Когда я уже увидел, что музыка пошла в этом направлении, тогда и стал над текстами работать.
КОРР.: Но здесь вы, кажется, немножко с другой стороны подошли к этой тематике?
- Да, здесь же у меня получилось немножко по-другому. Я стал искать причины тех межрелигиозных конфликтов, которые мы в последние годы наблюдаем. С первым «Paradox» это тоже частично связано. И я решил, но это исключительно мое мнение, что на самом деле, конфликты возникают не из-за самой религии, а из-за направлений, из-за каких-то религиозных физических рамок. То есть в тот момент, когда была построена самая первая церковь, нарисована самая первая икона, сразу пошли конфликты - моя церковь больше, мой бог лучше и т.д. И вот с этого момента, с самого первого кирпича, который заложили в фундамент первой церкви, и до сегодняшнего дня мы по этим конфликтам, как говорится, и проходимся.
КОРР.: А как-то повлияла шумиха вокруг датских карикатур?
- Да, но дело ведь не только в этом. Это уже пошла вторая волна. Этих конфликтов же полно на самом деле. Но, по большому счету они действительно, идиотские.
КОРР.: Вы сказали, что по музыке эти альбомы перекликаются. Прослушав небольшие отрывки с нового альбома, находишь прямые цитаты из первого «Paradox». Вы это специально делали?
- Да, там есть, мест я думаю 8-10 на альбоме, где впрямую просто взяты цитаты из «Paradox». Ну, во-первых, они подчеркивают значение каких-то вещей, потому что тексты перекликаются непосредственно с этой вещью. А во-вторых, для зрителей будет приятно изредка услышать несколько тактов из первого «Paradox».
КОРР.: То есть заставляете фэнов думать?
- Естественно.
У Марка огромные возможности петь со всевозможными оттенками
КОРР.: Вы выпускали «Paradox» в переломный момент, потому что группу покинул Джон Вэст, человек, который сотрудничал с Вами 10 лет. Помнится, когда Джон Вэст сменил Ди Си Купера, была сильная вражда между фэнами, кто же лучше. И сейчас, возможно, предстоит то же самое, достаточно вспомнить ту дискуссию на форуме, когда вы сообщили, что ищете солиста. А как вы нашли Марка?
- Марк нас сам нашел, на самом деле. Когда мы начали поиски певца, нам человек 60-70 прислали всевозможные CD или MP3 записи, и мы их все слушали. Марк был среди них. Я, честно говоря, с его ранним творчеством не очень знаком. Знаю, что он пел когда-то давно у Ингви Мальмстина (Yngwie Malmsteen), но его пластинки не было, поэтому я толком ничего не знал. Запись Марка нам понравилось. И когда мы уже почти всех отсеяли, у нас осталось человека 3, 4 или 5, мы поставили старые записи Royal Hunt без вокала, чтобы они сделали свои версии. И версия Марка нам понравилась больше всего, она была самая интересная, у него еще такой немножко голос специфический. Поэтому мы его пригласили в Копенгаген, и он где-то дней 10 с нами там болтался, мы не столько музыкой занимались, на самом деле, сколько прощупывали друг друга, пытались понять, что за человек. Оказался очень приятный мужик, с ним работать очень приятно, легко. На подъем он такой легкий, и энтузиазма у него хватает. У него, в общем-то, судьба была похожа в некоторой степени на Джона. Он принимал участие во всевозможных проектах и очень редко бывал в каких-то группах. Марк хотел в первую очередь в группу попасть, поэтому нам и понравился.
КОРР.: Значит, конкурс был большой. Кажется, там даже кто-то из вашей группы претендовал на то, чтобы участвовать…
- А, это да-да, Маркус… Ну это разыгрывали они меня. Но к счастью нет, петь он не будет, слава Богу.
КОРР.: А вы не думаете это B-side’ом издать вообще?
- В принципе, то, что он мне прислал можно издать, и на этом еще и разбогатеть можно. Потому что такого ужаса, по-моему, никто еще не слышал.
КОРР.: Возвращаясь к дискуссии, которая шла на форуме Вашего сайта. Было необычно, что очень много бывших вокалистов, членов клуба бывших вокалистов Ингви Мальмстина, предлагалось. Там фигурировали и Гёран Эдман, и Джо Линн Тернер и Йорн Ланде даже был. А Mарка Бoалза как-то не упоминали. Вы говорите, что вы не слышали «Trilogy», однако «Trilogy» - это совсем другой стиль, чем у «Royal Hunt». Как сложно было Марка подстраивать под Ваш стиль?
- Не очень сложно, на самом деле. У «Royal Hunt» есть какая-то своя стилистика. И она требует, конечно, расширенных вокальных инструментов, я бы сказал даже, набора инструментов. В свое время мне показалось, что вокальные данные Марка используют однотипно. Он постоянно пел очень высоко, и этот типичный металл-стиль у него был. Но дело в том, что у Марка огромные возможности петь со всевозможными оттенками. Все это раньше, мне кажется, не использовалось. Поэтому моя основная работа была – все вот эти хорошие стороны его вокала, которые у него есть и которые на предыдущих пластинках не проявились, хоть каким-то образом вытолкнуть вперед. И я помню, как он смеялся, когда мы одну из песен записывали, он говорит: вот если бы мне кто-то проиграл эту вещь, я бы сам себя не узнал. Поэтому я у него выковыривал какие-то интересные вещи, чтобы он звучал более профессионально.
КОРР.: Под него какой-то материал переделывали, или он уже пришел на полностью готовый материал?
- Нет, материал, конечно, был готов весь. Но когда пришел Марк, мы естественно не столько материал переделывали, сколько его вокальную базу немножко подталкивали. Когда я уже немножко натаскался с ним работать, первые 2-3 дня, я уже более-менее знал, какие у него есть сильные и слабые стороны. И поэтому я уже немножко варьировал эти мелодии. Но не так много это было на самом деле. Всего лишь в некоторых местах мы это делали, чтобы проявить какие-то характерные черты именно Марка.
КОРР.: У вас на этом альбоме какое-то очень необычно большое количество приглашенных вокалистов. Это тоже было связано с тем, что в одно время была некая неопределенность с вокалом?
- Нет, на самом деле, дело в том, что на первом «Paradox» мы этого не делали. А в этот раз, была такая возможность. Я с записью пластинки не очень спешил, поэтому решил доделать действительно так, как хочется. У нас всегда 1-2 человека поют в хор, и вот все, когда многоголосье есть, они это делают. В этот раз мне просто захотелось немножко расширить это. На самом деле приглашенные певцы поют не так много, каждый в отдельности. Просто в каких-то моментах они добавляют определенные оттенки. Это единственное. Я же не собирался делать рок-оперу или что-то такое.
КОРР.: Андре, скажите, эта девочка, Мишель Райцин, это дочка Майкла (Майкл Райцин – менеджер группы, прим. автора)?
- Да, это его дочка. Я ее знал, когда ей было еще 3 года, она ходила за мной, держалась за мою штанину и смотрела на меня такими огромными голубыми глазами с длиннющими ресницами. Я ей казался гигантским, когда она была маленькой. Но она с детства всегда хотела быть певицей. Всегда хотела петь. И дело в том, что я хотел, чтобы в этой песне спел начало, эти 4 строчки, какой-то очень молодой голос. Чтобы было слышно, что это тинэйджер поет. Но дело в том, что у меня среди моих знакомых здесь нет детей в возрасте 15 лет, которые поют. А Мишель этим занимается уже несколько лет, поэтому мы договорились, и она спела. Она очень хорошо поет, она молодец. По-моему, для ее возраста, ей 15 лет, замечательно.
КОРР.: А не возникало у Вас такой идеи, сделать некий проект по аналогии проектом Сатриани и Вая «G3», когда выступало несколько гитаристов, которые ездили с концертами, устраивали шоу и пластинки записывали, то есть сделать такой же аналог, но только с клавишниками?
- Ой, вот эти вот разговоры уже давно ведутся. Я получал предложения от Джордана Рудесса, и других музыкантов, они хотели назвать проект «K3». По этому поводу планы, были разговоры, но дело в том, что до конкретного это никогда не доходило. Самому начинать это дело, у меня, вроде как, и интереса нет. Если бы кто-то это все заварил, может быть, я и присоединился, в зависимости от того, насколько это было бы интересно. Мне кажется, конкретно на сегодняшний день пока еще ничего нет.
Я тоже стану очень популярным в России
КОРР.:Андре, вы сейчас собираетесь в турне, вы будете везде одни выступать, или где-то у вас будет кто-то на разогреве?
- У нас всегда в европейской части тура есть суппорт-группа. Кто будет в этом году, я еще пока не знаю, потому что, обычно, поступает сразу несколько предложений от разных групп. И мы, как правило, уже в конце, когда уже дело подходит к туру, когда уже у нас есть все даты, мы кого-нибудь выбираем. Не всегда мы выбираем сами, бывают отдельные концерты, где промоутер выбирает сам какую-то группу. В Россию мы их не возим. Почему-то промоутеры не заинтересованы в суппорт-группах. Самим молодым группам, например, из Германии и Швеции, было бы интересно с нами поехать и в Москву, или в ту же самую Японию, но промоутеры почему-то именно на эти территории суппорт не хотят. Поэтому, как правило, мы с собой суппорт-группы везем по европейскому туру, а потом уже одни едем дальше.
КОРР.: У вас у самих-то есть желание кого-то определенного видеть в качестве разогрева?
- Суппорт? Нет, сейчас нет, потому что настолько мы были с этим всем заняты, перед туром, и до этого просто как-то руки не доходили. Пришло несколько предложений от разных групп, кто хотел ехать. Есть симпатичные группы, а есть те, которые совершенно явно к нам никакого отношения не имеют, это уже ерунда какая-то. Дело же в том, что нам нужно думать и о том, что люди приходят на наш концерт, а перед нами играет какой-то суппорт-бэнд, поэтому нужно думать и о том, чтобы каким-то образом наша музыка как-то соответствовала друг другу. Иначе люди просто уходят и стоят в баре все это время. Получается нелепо. Иногда какие-то наши друзья с нами хотят поехать. Но на сегодняшний день я не знаю, кто это может быть. Но увидим, я думаю, где-то в ближайшие несколько недель это выяснится.
КОРР.: А если бы вам предложили поехать суппорт-группой, вы согласились бы принять такое предложение? На данный момент.
- Конечно, конечно. Мы уже согласились. Но это будет, по-моему, в августе. У нас есть несколько концертов с «Deep Purple». Это было интересно. Но тут ситуация немножко другая. Дело в том, что «Deep Purple» пригласили нас сами, это, во-первых. Во-вторых, мы играем не обычные полчаса, мы играем час, почти полконцерта играем. Это нам конечно интереснее. И дело в том, что с «Deep Purple» мы сделаем не много концертов, но на той территории, которая будет просто нам интересна.
КОРР.: Понятно. Знаете, что у нас в ближайшее время будет мода на «Deep Purple», в ближайшие 4 года. У нас раньше была мода играть в теннис, потом кататься на горных лыжах и заниматься дзюдо, а теперь будет модно слушать «Deep Purple».
- И все начали срочно носить часы на правой руке, я помню.
КОРР.: Ну это предыдущие 8 лет было.
- Да, да. А теперь мне осталось выйти еще поиграть на этих концертах пару вещей с «Deep Purple» и я тоже стану очень популярным в России.
КОРР.: Андре, из тех площадок, на которых Вы выступали в России, какая больше всех понравилась?
- Мне больше всех понравился «Мюзик-Холл» в Петербурге. А в этом году в Москве мы играем опять в «Апельсине», там клуб-то сам по себе довольно приятный, просто сцена немножко узковата там конечно. Но это в принципе, не страшно. А в Петербурге, где мы будем играть, место, по-моему, побольше. Мне сказали, что оно аналогично вот этому «Мюзик-Холлу». Там тоже какой-то красивый театр сделан. Так что, будет замечательно. Где мы будем играть в Краснодаре, я понятия не имею, они, по-моему, еще сами не решили, где мы будем играть. Только сегодня я узнал, что мы будем играть еще в 2 местах где-то.
КОРР.: Еще в 2 местах?
- Да, еще в 2 местах, но я честно говоря не знаю. По-моему Екатеринбург там был и что-то еще. У нас как раз там получается небольшая пауза. Дело в том, что 27 мая мы заканчиваем в Краснодаре, а вылетаем в Токио только 1-го. И поэтому в планах у нас было приехать домой, и чтобы у нас было дня 3 какая-то передышка. А тут выскочило еще 2 концерта.
КОРР.: Андре, скажите, после концерта будет ли автограф-сессия как обычно?
- Ну, мы всегда стараемся, конечно, это сделать. Прошлый раз единственное, не повезло, это было в Петербурге, потому что там с такой скоростью нужно было садиться на поезд и мчаться в Москву, им конечно не повезло. В Петербурге будет предусмотрено, чтобы нам сделали что-то до концерта, хотя бы на часок, чтобы люди могли прийти, потому что я знаю, фэны любят все это дело, а нам это не сложно. Как правило, все эти вещи обычно не складываются из-за какой-то безалаберности промоутеров. Просто время плохо рассчитывают, и все. А в Москве, наверное, будет все то же самое, я надеюсь. Что мы отыграем концерт, а после концерта нам, наверное, найдут какой-то пятачок.
КОРР.: Андре, вы как-то со своими сольными работами выступали в туре. Иэн Перри где-то упоминал о возможном туре после выхода «Black on Black» (2001г), но он, кажется, так и не состоялся.
- Были разговоры, да. Единственная пластинка, после которой я несколько концертов сделал, это с фортепианной пластинкой, «OceanView». У меня было тогда концерта 4. Дело в том, что я свою сольную деятельность никаким образом не могу поставить на рельсы, потому что у меня мое детище «Royal Hunt» все время перевешивает. Поэтому единственное, на что меня хватает, это только сделать какую-то сольную пластинку, если есть какая-то пауза просто в работе. А уже дальше ею заниматься, сделать какой-то тур, у меня уже до этого руки не доходят, потому что опять появляется следующая глава уже «Royal Hunt», я просто не успеваю. Я уже думаю, что так это всегда и будет.
КОРР.: Скажите, какие у Вас планы на будущее после гастрольного тура?
- Альбом выйдет, тур у нас делится в этот раз на 3 части. Основная часть сейчас, потом будет в августе небольшой кусок, там несколько фестивалей, еще у нас «Deep Purple» будет, потом что-то у нас еще затевается в ноябре, по-моему. Я уже сейчас не помню. Когда эта первая половина тура закончится, я уже тысячу лет всем обещал, мне нужно привести в порядок старые наши видео, первых двух концертов, и выпустить их на DVD. Дело в том, что разговоры идут уже года 2, а у меня все руки не доходят это сделать. У меня сейчас как раз получается, что у нас последний концерт будет 7 июня, а следующий концерт 25 июля, то есть там почти остается 1.5 месяца до следующего концерта. За это время я хочу взять вот эти старые 2 видео, привести их в порядок, переписать их на DVD. Плюс у меня очень много бонусных материалов, просто за сценой. У меня там часов 8. В 1986, 1987, 1990 годах и по 1999 год мы очень много снимали, и поэтому у меня много этого забавного материала, и я очень много из него могу сделать на минут 45 – час и тоже поставить это все на DVD, и это все выпустят.
КОРР.: Так может все 8 часов выпустить?
- Нет, это безумие конечно. А на самом деле там есть какие-то забавные моменты, мы это все соберем, и выйдет такое DVD. 1996 год выйдет просто двойным, как он и был, а в «Paradox», который был только 55 минут, туда я еще добавлю где-то час съемок, которые мы сами снимали. Вот это я собираюсь сделать. А уже после совсем окончания тура, то есть, когда уже лето пройдет, там уже посмотрим, что будем делать, я не знаю. Либо это будет новая пластинка «Royal Hunt». Но это от многого зависит. Пока у меня планов нет, после такой-то долгой работы.
КОРР.: Андре, большое спасибо за интервью, было очень интересно. И мы вас ждем в России, до встречи.
Беседовала Кириченко Анна

музыка аккорды

Андре Андерсен: Я тоже стану очень популярным в России - статьи

Текст песни/GTP tabs/Guitar Soft/Рингтоны/mp3/DJ/Кино